boris_georgiev (boris_georgiev) wrote,
boris_georgiev
boris_georgiev

Воспитательные традиции

          Говорят, экономика у нас теперь постиндустриальная и в чём-то даже информационная. Может быть. Отношения между людьми тоже вроде должны соответствовать или стремиться к этому, разве не так? Так, да не совсем так. Ну вот, к примеру, возьмём недавнюю индустриализацию.  На моей памяти было: взрывообразно выросло городское население, потому что заводам требовались рабочие руки; город жирел, высасывая из окрестных посёлков людские соки, да и не только из окрестных, отовсюду ехали покорители городов. Кое-кто не задержался,  прыгнул из областного центра в столицу, но большинство осталось. Вот ежели кто живёт в городе, он горожанин, так ведь? Так, да не совсем так.Привычки-то повсюду возит с собой; они, как хвост у ящерицы, ни с того ни с сего не отцепятся. Воспитание не пропьёшь, даже если станешь по привычке закладывать каждую пятницу за воротник и шляться с баяном по городской улице. Кроме шуток, в семидесятых прошлого века по Девичьей и Подгорной расхаживали вечерами компании с баянами и аккордеонами, пели, плясали, приставали к офонаревшим от внезапных предложений барышням. А свадьбы во дворах? Выставляли, знаете ли, такой  длинный стол, лавки по обе стороны — подходи, пей, гуляй. А не хочешь, попросим хорошо, враз захочешь, потому что свадьба. Ты ж с нашего двора? Я-то да, к тому же сам более чем на четверть деревенский.
                Высотный дом — что-то вроде вертикальной сельской улицы, балкон — огороженное подворье, скамейка при входе вместо завалинки. Дети, когда гулять выбегают, становятся общими, каждый положительный взрослый имеет право наградить подзатыльником, если что. Скандалы семейные…  Ага, ну да. Вот про что рассказать хотелось.
                Представьте: девятиэтажный точечный дом. По брежневским временам это высотка, потому как вокруг хрущёбы пятиэтажные, а он торчит меж них, точно кол на выгоне. Для жителей соседнего хруща возня на балконах и в кухнях новостроя — привычное вечернее зрелище. Кино, театр и цирк в одном флаконе. И вот представьте: въезжает в новострой семья: молодой работник милиции с супружницей и детьми. Не поручусь, что именно милиционер, пусть даже был он токарем, этого не помню, но точно помню — из дальнего пригорода. И вот берёт глава ячейки общества моду каждый божий вечер выходить на балкон, поворачиваться лицом к открытой балконной двери, а к зрителям задом, опираться для устойчивости на оградку и орать во всю глотку. Не просто так, а в воспитательных целях. Жену учил, чтоб с детьми управлялась как следует и с готовкой. Чтоб не возилась с уборкой и была бы верной. В выражениях себя не стеснял, орал всё, что на ум приходило. Иногда апеллировал к залу, перекрикивался через двор и с согласными и с несогласными. В те счастливые времена я не понимал, зачем он это делает, теперь знаю: привычка, воспитание. Его родитель, видать, во дворе у себя вот так же воспитывал родительницу, открывши калитку, чтоб слышнее на улице. Или на веранде, но чтоб при всех. Ибо  глава семьи должен. Исполнение супружеского долга облагораживает, особенно если исполнитель получает  удовольствие от процесса. Почему я вспомнил? Сорок лет минуло. А вот почему. С недельку тому иду я мимо городского фонтана, иду и слышу знакомый ор. Громкий, оглушительный даже. Люди оборачиваются, а некоторые, кто ближе к эпицентру безобразия — те шарахаются. И вижу я мужичка, до того похожего на незабвенного соседа, что я даже усомнился, не он ли. Нет, точно не он. Сорок с лишним лет этому, а тому должно быть уже под восемьдесят. Никак не получается. Рядом с ним по вполне понятным причинам пусто, но в зрителях недостатка нет. Крикун держит пятернёй с отставленным мизинцем телефон и в него кричит с надрывом, во весь голос. Воспитывает женщину. Сорок лет прошло, а суть воспитательной парадигмы не претерпела сколько-нибудь заметных изменений, про выражения и говорить не приходится. От процесса он явно получает удовольствие, зрители посильно участвуют.  Я подумал: не сыном ли он приходится тому нашему дворовому горлопану? Ещё подумал, что сотовые и прочие сети — это да, но они ведь в конечном счёте только связь между кем-то и кем-то.  В узлах сети люди — те же, что и раньше, поскольку воспитательные традиции меняются чрезвычайно медленно. Подумал так, глянул на припаркованный у ограды сквера свадебный кортеж, на гурьбу гостей, шумно разливающую шампанское по одноразовым стаканчикам, на гостя с баяном, на фату невесты и рояльный костюм жениха, на лупоглазую куклу, насаженную на фирменный значок мерседеса... мысленно пожелал счастья новобрачным и пошёл себе, пока меня не изловили и не принудили за счастье пить.
Tags: город Х
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 7 comments